Переглядів: 54836

О боях под Светлодарском

bez-imeni-8

Выдвинем свою версию того, что произошло на Светлодарской дуге. В Сети есть несколько диаметрально противоположных мнений, на сей счет. Наиболее жесткое и отрицательное, касается командования 54-ки и особых отношений ее командира с высшим руководством ВСУ. В комментариях указывается, что подобные мероприятия проводятся уже второй раз в течение полугода, и оба раза неудачно и с жертвами среди наших бойцов. О жертвах спорить бесполезно, ибо каждый погибший боец – потеря для настоящей, а не придуманной, элиты Украины. Но война имеет свойство лишать жизни и часто – лучших. Так что просто вынесем за скобки эту тему, ибо жертвы на Светлодарке, Промке или вообще – на полигоне, при проведении учений – тяжелая штука.




На самом деле, важно понять, что это было? С учетом того, что наши бойцы оттуда пишут, что ситуация стабилизировалась и многие смогли выспаться, это была локальная операция, проведенная малыми силами. По свидетельству участников операции, наши силы там были – до роты пехоты, без брони и необходимой для наступления артподготовки.

Трудно сказать, кто проявил инициативу первым, но в итоге, наши выдвинулись вперед и захватили несколько опорных пунктов противника. Противник подтянул наличную броню и артиллерию и стал утюжить брошенные позиции, где начали закрепляться наши. Опять же, судя по описаниям очевидцев, ударная группа опрокинула оборону противника в направление Углегорска. То есть, когда противник был сбит позиций, он подтянул резерв и начал отрабатывать артиллерией. Насколько можно понять, в этот момент начала работать наша артиллерия, стоящая в тылу всей группировки. Есть информация о том, что даже несколько залпов ушло в исполнении «Пионов». Если эта информация верна, то ситуация выглядит несколько иначе, чем ее описывают даже очевидцы и участники.

Дело в том, что применение «Пионов» может быть санкционировано только вышестоящим штабом и никак не командованием 54-ки. Значит этот маневр силами роты, отслеживался с самого верху.

В пользу применения чего-то подобного Пионам, говорит количество потерь с той стороны. Причем, информация о потерях идет от людей, которые находятся на месте, в Дебальцево и Енакиево, куда свозились трупы. Цифры разнятся, но речь идет о многих десятках. Причем те, кто принимал 200-х отметили большое количество «конструкторов», то есть – разорванных в клочья тел, которых невозможно даже сосчитать корректно. Стрелковым и лёгкой артиллерией, такого эффекта вряд ли можно добиться, в заметных количествах. Это говорить о том, что очень возможно, что в виде подарков от Святого Николая, попочленцы получали 110-ти килограммовых поросят от Пионов. В общем, сам противник отмечает, что артиллерия ВСУ отработала отлично, накрывала точно и малым количеством попыток. Именно это обстоятельство расстраивает противника более всего. Там ходят слухи о том, что ВСУ получили некое новое оружие из США и дальше – фантазия уходит в дебри «звездных войн».

В сухом остатке, наши продвинулись вперед и закрепились на новых позициях. При этом, Генштаб явно не планировал развивать успех, в случае удачного разворота событий, ибо в бой не были введены силы, сосредоточенные в тылу и предназначенные не для удержания оборонительных позиций. То есть, это была разведка боем, которая должна была показать, на что способен противник, в случае подобных действий. Противник, в отличие от прошлых времен, не стал упираться рогом, чтобы выбить наших бойцов из только что занятых позиций.

Есть мнение, что основная составляющая этого мероприятия находилась глубоко в тылу противника. В подобных случаях РФ вводила свои войска для усиления группировки своих войск. Насколько известно, ничего подобного не произошло. Даже полгода назад при атаке наших на этом же участке отмечалось подобное движение  и с той стороны шла лихорадочная активность. В этот раз – просто работали загрдотряды, которые отлавливали бегущих «орлов» 7-й бригады противника.

Один из тех, кто противостоит нам, писал, что пока невозможно установить точное количество потерь, а особенно среди тех, кого не удалось эвакуировать с поля боя, потому что часть личного состава драпанули и их еще не всех переловили. Только после окончания отлова можно понять, сколько трупов еще надо искать и вывозить. В любом случае, противник очень расстроен тем, что военное руководство России никак не ответило на локальный разгром их обороны на углегорском направлении.

И тут стоит вспомнить своевременно вброшенное видео некого преподавателя МГИМО и советника чуть ли не самого Путина, где он рассказывает о том, что Россия ждет масштабного нарушения ВСУ условий перемирия, для начала полномасштабного вторжения, которое он видит, как «Сирийский вариант» с уничтожением инфраструктуры Украины с помощью ракет и авиации.

Но тут же стоит вспомнить и другую угрозу, прозвучавшую официально от военного руководства РФ, по поводу учений с ракетными стрельбами в Херсонской области. В отличие от бесноватого преподавателя, который обязательно будет пояснять свои речи в Гааге, российское командование прямо поставило ультиматум с угрозой нанесения ракетного удара по месту, где проходят учения, если ВСУ позволят себе осуществить пуски ракет в том направлении, в котором было запланировано. Пуски состоялись по плану, и противник моргнул первым. Ультиматум не сработал.

Это говорит о том, что ситуация уже изменилась. Раньше Россия легко выдумывала любой бредовый повод для применения силы. Вспомним хотя бы массовые обстрелы нашей территории в секторе «Д» из приграничных районов Ростовской области. Там вообще никаких предлогов не понадобилось. А тут – пришла официальная бумага, с подписью и печатью.

Короче говоря, ситуация меняется и насколько она изменилась уже, можно проверить только таким способом, как это произошло на Светлодарской Дуге. Как это не странно, ВСУ сейчас действуют так, как действовали ВС РФ два года назад, когда вырывали из контекста некий эпизод, когда по ним что-то прилетало, обвиняли ВСУ в нарушении договоренностей и начинали наступление. Теперь они прочувствовали эту тактику на собственной шкуре. Возможно, руководство наших ВС все-таки возьмет на вооружение тактику «лягушачьих прыжков» и станет наказывать противника за любой срыв Минска. Затеяли обстрел – получите обратку с уничтожением передовых позиций и продвижением вперед нашей пехоты. Пусть это будет километр, два или три, но так – после каждого обстрела. Стоим до первого выстрела. Начали стрелять – сами виноваты.

Но самое главное здесь то, что такие действия обеспечиваются мелкими тактическими группами, без громадной эпопеи и многотысячного рубилова. Эта ситуация может приоткрыть вид еще на одну ситуацию. Мы часто слышим от наших волонтеров и даже военных упреки к руководству о том, что они стоят на передке со стрелковым, гранатометами легкими минометами, а по телеку и в новостях идет нескончаемый поток сообщений о передаче военным десятков танков, БТРов, авиации и прочего, но где оно все – не понятно.

А в самом деле, вопрос очень даже интересный. Где оно? Где-то стоят танки, легкая броня, уже хорошо набравшая вес артиллерия. Если верить Турчинову, в войска уже пошли новейшие разработки ракетного оружия. Оно уже где-то стоит, но в таких боях его почти не заметно. Да, что-то прилетело к противнику, и очевидцы сообщали о том, что даже в боях за Дебальцево земля так не гудела. Это значит, что откуда-то оно прилетело. Если речь идет о ствольной артиллерии, то оно прилетело километров с 40 из тылу, если о ракетах, то, возможно, даже с расстояния 100 км и, как отметили сами боевики, прилетало катастрофически точно. То есть, группировки войск доукомплектовываются новыми ништяками, которые приберегаются до определенного момента. Что это за момент – вопрос интересный. Одно понятно, когда придет время, орков будут сметать к границе не те подразделения и соединения, которые сейчас врылись в землю. Они героически выполняют свою задачу и об этом еще будут написаны книги и сняты фильмы, но вперед пойдут не они. Ой, не они!

 anti-colorados, Линия Обороны