Переглядів: 54836

Переходной вариант. Зачем Украине производить М-16

bez-imeni-3

Даже Российская Федерация, воспевающая автомат Калашникова как национальное достояние, стремится отделаться от этого оружия




Первой новостью военпрома, которая буквально взорвала медийное пространство Украины и России в новом году, стало подписание меморандума о производстве «Укроборонсервисом» совместно с американской компанией Aeroscraft автоматической винтовки М-16

Доморощенные военные эксперты и по совместительству журналисты сразу же взорвались обличительными статьями о «плохом Порошенко», который хочет вооружить армию винтовками пятидесятилетней давности …

и вообще сразу же нашли в этом просто инструмент для «разпила» бюджетных средств в условиях войны.

Однако, прочитав десятки «экспертных» мнений, сразу же возникла целая масса вопросов, ответы на которых, что называется, с ног на голову переворачивают представление о сути происходящего.

Прежде всего, никто не собирается производить автоматическую винтовку образца 1962 года. За все время производства оружия на основе системы AR-15 только в США разработано и принято на вооружение два десятка модификаций — если кому интересно стоит посмотреть, например, здесь.

Мало того, уже сейчас понятно, что в Украине планируется к производству модификация WAC 47, предназначенная для стрельбы патронами 7,62×39 мм с магазином от автомата Калашникова.

То есть как раз патронами такого калибра, которые еще пока есть на украинских складах. Тут главное слово «пока» потому что с потерей Луганского патронного завода, который производил, хотя и откровенно халтурные, но хоть какие-то патроны, страна осталась только с советскими запасами, которые, конечно, огромные, но не бесконечные.

Да, сейчас боевые действия на Донбассе достаточно локальные, но не стоит забывать о боевой подготовке 250-ти тысячной армии (и это не считая других силовых структур) — так, для полноценного обучения только одного пехотинца в год нужны тысячи патронов. Такими темпами запасы будут «стачиваться» относительно быстро — и уже лет через 5-10 во весь рост встанет вопрос о патронном голоде. А сейчас производством патронов советского образца массово занимаются только Россия, Болгария да несколько стран-изгоев типа Ирана или Северной Кореи.

Строить сейчас завод по производству тех же патронов 7,62 мм смысла просто нет. А тут просматривается прекрасный вариант — пока налаживается производство некоего переходного «советского» варианта винтовки с возможностью быстрого переформатирования под НАТОвский стандарт. А параллельно строится завод по производству патронов калибра 5,56 мм.

Мало кто из экспертов понимает экономическую сторону вопроса, такой вот гибридный вариант — это самый простой способ для американцев помочь нам станками для организации как оружейного производства, так и производства патронов. Чего-чего, а такого оборудования за 50 лет выпущено в Штатах и у союзников более чем достаточно, и сейчас на волне военной истерии и массового перевооружения на более современные образцы их просто некуда девать. А нам даже образцы 20-30 летние давности — огромный технологический прорыв после совка и последующей деградации оружейной промышленности (которой, положа руку на сердце, фактически в Украине никогда и не было).

Тут же прямо переплетается и другой «зрадный» вопрос — мол почему не помогаем собственной промышленности «стать на ноги» твердым государственным заказом. Ну, во-первых, особой базы то и нет, все что есть — винницкий «Форт», который мелкосерийно производит израильские «Таворы», причем «производит» это громко сказано. И «Зброяр», который таким же образом «производит» охотничий клон все той же М-16 — Z-15. Почему мы берем «производит» в кавычки? По одной простой причине — ни одно, ни другое предприятие на сегодня не может выпускать главный компонент любого оружия — ствол. Все привозиться из-за рубежа.

А разработка своими силами нового образца с нуля, производство мелкой партией, сделает его просто нерентабельным, чем просто закупка тех же М-16. А тут за очень небольшие деньги мы получаем отработанную годами конструкцию и технологии.

И еще один нюанс, который тоже немаловажен. Имеется в виду появление нового оружия, которое неизбежно приводит к изменениям в армии. Не секрет, что на данный момент в ВСУ действует штатное расписание мотострелков еще Советской армии, которое привязано к наступательной доктрине советского государства как такового и рассчитано на противостояние с армией такого же типа в открытом бою. А с чем мы столкнулись в 2014 — 2016 годах? Прежде всего, у нас изменилась доктрина — она стала оборонительной. Во-вторых, как показал Донбасс, воевать пришлось в условиях гибридной войны — небольшими подразделениями уровня взвод, роты, максимум батальона в условиях городской застройки на относительно небольших расстояниях ближнего и среднего боя.

А вот в этих условиях и начинают «работать» плюсы американской винтовки: по сравнению с АК у нее большая точность, меньшее время прицеливания, меньший вес (и значит возможность увеличения носимого боекомплекта) и что самое главное — более высокий темп стрельбы и скорострельность, что позволяет получить серьезные преимущества перед противником в скоротечном огневом контакте.

Не стоит забывать и о том, что говорилось ранее — модульность конструкции и доступность большого количества прицелов и обвесов позволяет создать «индивидуальное» оружие, которое будет отвечать возможностям и способностям каждого конкретного солдата. И это тоже укладывается в рамки концепции реформирования армии — мы тяжело и натужно уходим от советской армии, построенной на принципе призывной службы к профессиональной армии. А тут совсем разные подходы к стрелковому оружию. Если срочнику, а тем более разноплеменному советскому нужен был простой в использовании и обучении автомат, который бы выдерживал небрежное к нему отношение, то военные западных армий уже сегодня рассматривают автомат как индивидуальное дорогостоящее оружие с уникальными возможностями.

К этому же, кстати, приходит и наш северный сосед — уже достаточно долго ведутся разработки автомата, способного заменить автомат Калашникова — стоит вспомнить, например, автомат Никонова.

Таким образом, можно смело говорить, что на сегодняшний день стратегическая линия на замену в обозримом будущем стрелкового оружия советских калибров на аналогичное западных выглядит вполне себе вменяемой возможностью быстрого реформирования вооруженных сил. Как она будет реализована — это другой вопрос, но при пристальном внимании и контроле «большого брата» есть шанс, что этот проект не останется на бумаге.

dsnews.ua