Не та блокада. Как правильно бороться с «ЛДНР»

2 196 переглядів
Санкции – это та тема, на которой строят свою идентичность украинские политики

Раньше такими темами были: демократия, интеграция в Европу и т. д. К сожалению, большинство из представителей политической «элиты» ничего не смыслят ни в демократических механизмах управления страной, ни в том, как грамотно интегрировать страну в Европейское экономическое пространство. Ничего эффективного не сделано ими и на поприще «гибридной» борьбы с агрессором. Но если в случае с евроинтеграцией подвел уровень экономических знаний (владение языком в Брюсселе не помогло), то в случае с санкциями у общества «зародились смутные сомнения».

Мировая практика знает несколько классических примеров санкционной политики, причём в различных импостасях: географическая блокада, военное наказание агрессора, финансовые санкции.

Географическая блокада таких стран, как Ирак, Ливия, КНДР, привела либо к падению авторитарных режимов, либо к усилению диктатуры. Впрочем, угроза блокады нефтяных танкеров в Персидском заливе не остановила Саддама Хусейна от агрессии против Кувейта. Жёсткая система санкций против КНДР не помешала Северной Корее периодически запускать баллистические ракеты и проводить испытания ядерного оружия. Прямая агрессия привела к ещё более печальным результатам: в Ираке появился ИГИЛ, Ливия распалась на группу родо-племенных союзов…

Но Иран, который представлял в Ближневосточном регионе одну из основных угроз для Израиля, подвергся более изощрённому методу «воспитания»: финансовым санкциям. Иранские банки были отключены от системы международных расчётов SWIFT, активы иранских банков на корреспондентских счетах в западных банках были заблокированы (примерно $40-50 млрд). В результате Иран подписал меморандум о переводе своей ядерной программы в мирное русло, и для этого не потребовалось ни блокировать иранские суда, ни осуществлять военную экспансию. Угроза миру на Ближнем Востоке была нейтрализована за клавиатурой компьютера. Себестоимость подобного санкционного пакета для Запада настолько мала, что даже не подлежит учёту, зато эффект огромен. И главное — достигнут позитивный результат, за который не пришлось гибнуть людям.

Тупиковый вариант

В Украине в данный момент наблюдается дикая смесь самых неэффективных и затратных механизмов борьбы с агрессией. Частично такой пасьянс навязан РФ, частично — добровольно принят украинской стороной. К этим инструментам следует отнести и военную тактику, напоминающую битвы Первой мировой, и блокаду активистами путей сообщения с неподконтрольными территориями, и действующий разрешительный механизм по перемещению грузов и выплате пенсий. Украина на государственно-общественном уровнях вынуждена либо пассивно воевать, либо активно проводить географическую блокаду территорий, реально заблокировать которые практически невозможно. И в первом, и во втором случае позитивный результат недостижим.

Финансовые санкции в современном мире можно приравнять к высокоточному оружию. Именно их панически боится руководство РФ.

Все кулуарные договорённости Москвы сводятся не к снятию действующих санкций, а к получению гарантий не введения новых, прежде всего относительно российской финансовой системы.

Ещё осенью 2015 г. Bloomberg напечатал интересную статью под названием «Центральный банк без валюты, без процентных ставок, но с банкоматами». Речь шла о «центральном банке ДНР», которым руководит бывший украинский банкир Ирина Никитина. В статье упоминалось о построении в «ДНР» квазибанковской системы, единственным достижением которой на ту пору был выпуск 300 тыс. платёжных карт, благо банкоматов осталось в избытке. К несомненному успеху нового «центробанка» следовало отнести и отжатие здания Укрэксима в Донецке.

Если бы Украина уже тогда предприняла ряд эффективных мер, все достижения банковской системы «ДНР» этим бы и ограничились. Но с тех пор наша страна не предприняла ровным счётом ничего, для того что бы заблокировать финансовые транзакции на оккупированных территориях. Единственное, что было сделано, — отключены украинские платёжные сервисы и закрыты отделения украинских банков. В результате, если ещё год назад наблюдался паритет в расчётах населения гривня/рубль, то сейчас, украинская национальная валюта практически вытеснена из официального обращения. Стоит ли напоминать, что деньги являются неизменным атрибутом государства и вытеснение их из оборота имеет значительный морально-психологический эффект.

Ежегодно РФ выделяет порядка $2-3 млрд на финансирование «ЛДНР». И эти ресурсы не завозятся гумконовями на КамАЗах. В данный момент «ЛДНР» официально признаны только самопровозглашённой республикой Южная Осетия, которая, в свою очередь, признана РФ в качестве суверенного государства. Этот вектор «взаимопризнания» был осуществлён не просто так. За официальными указами последовало создание необходимой цепочки для прохождения транзакций по финансированию самопровозглашённых республик. «Центральный республиканский банк ДНР» установил корреспондентские отношения с центральным банком Южной Осетии и «государственным банком» ДНР». Это что касается Донецка.

В Луганске обзавелись корреспондентским счётом с «международным расчётным банком» из той же Южной Осетии. Таким образом, два «центральных банка» ОРДЛО присоединились к южноосетинским финансовым учреждениям с помощью прямых корреспондентских отношений. А уже последние абсолютно легально могут осуществлять корреспондентские отношения с любым российским банком. Именно так и происходят перечисления миллиардов рублей из РФ на неподконтрольные территории. Заметим, это электронные транзакции. Таким образом, в самопровозглашённых республиках создан некий прототип безналичного обращения как между предприятиями, так и между гражданами. Каналы для транзакций весьма ограничены, единственное финансовое окно во внешний мир — только через Южную Осетию, а под словом «мир» подразумевается лишь Россия, но всё же. Налоги с подконтрольных предприятий собирать можно, пенсии и зарплаты выплачивать тоже, дотации из РФ — без проблем. Минимальный набор.

Что делать

Украина является участником организации «Группа разработки финансовых мер по борьбе с отмыванием денег» — FATF. Эта организация является крупнейшим международным объединением стран, которые противодействуют отмыванию преступных доходов и финансированию терроризма в мировом масштабе. Попадание в чёрный список этой организации — как чёрная метка. Такая страна становится финансовым изгоем. Инвесторы обходят её десятой дорогой, международные банки не открывают корреспондентские счета, все транзакции из подозрительной страны мониторятся как под микроскопом, из-за чего скорость их проведения со стандартных одного-двух дней, увеличивается до одного-двух месяцев, а то и вовсе блокируется.

Украина за последний год не сделала ни одного системного запроса по линии FATF касательно финансирования терроризма. Нет ни одного расследования, которое бы выявило всю цепочку финансовых транзакций и причастных к ней лиц и организаций. Три года у нас под спудом хранится финансовое оружие XXI в., а мы продолжаем рассекать воздух «каменным топором». И причина не в коварных врагах, а в нас самих. Многие уже настолько серьёзно «втянулись в процесс», что забыли о конечном результате.

dsnews.ua