Киберскандал Миротворец-Leaks

сайт "Миротворец" 711 переглядів

Буквально за считанные дни мы стали свидетелями нового украинского киберскандала: Миротворец Leaks.

Суть скандала: на сайте Миротворец были опубликованы сведения об украинских и иностранных журналистах (могущих попасть на временно оккупированные территории только с территории Украины), получивших аккредитацию в террористических организациях д/лнр.

Инициаторы: небезразличные граждане Украине, которых заинтересовала моральная сторона аккредитации украинских журналистов в террористических организациях.

Ответчики: бурно реагирующие ортодоксальные журналисты, обидевшиеся за разглашение их якобы персональных данных, считающих себя ВНЕ закона Украины.

Группа поддержки: руководство МИП, якобы европейские чиновники, в частности Ян Томбинский, медиаресурсы, множащие вирусные идеи определенных людей о якобы имеющих место нарушениях закона, а также вовремя подключившийся мид рф.

А теперь по сути.

Подчеркну, что суть проблемы кроется в том, что за годы независимости Украины, мы слышим только лишь о журналистских расследованиях: тот украл, у того часы дорогие, у того джип хороший, у того дом больше, чем у папы журналиста. Такое впечатление, что большинство журналистов — психологически неполноценные с полным комплексом ущербности люди, не достигшие в жизни намеченных целей и превратившие свою карьеру в унижение других.

Напомню, что Журналисты как иные участники общественных отношений наделены не только правами. Хочу подчеркнуть, что журналисты не являются кастой неприкасаемых и на них тоже распространяется законодательство Украины. Именно поэтому, кроме прав, о которых громогласно кричат на всех сайтах журналисты, у них есть ОБЯЗАННОСТИ, а стало быть и ОТВЕТСТВЕННОСТЬ. А коль скоро они — граждане Украины — то их обязанность уважать Украину как государство и нести ответственность за неуважение. Можно не любить отдельные личности, временно занимающие те или иные должности в центральных органах исполнительной власти, но обязанность уважать свое государство — это императив гражданина, в том числе и журналиста.

Разрыв этой дихотомии фатален для общества, потому что формирует у журналистов, в частности, мнение о своей избранности, о своем пребывании ВНЕ законодательства Украины. Это не так.

Можете ли Вы припомнить хоть один случай привлечения журналиста в ответственности за распространение заведомо ложных сведений, сплетен, слухов? Думаю, нет. Потому развенчания культа неприкасаемости журналистов является одной из задач современного киберсоциума.

Я поддерживаю Антона Геращенко в той части что Украина не защищает эффективно свое интернет-пространство. И потому, как только возникают хотя бы какие-то намеки на контроль (вспомним даже историю с появлениям Министерства информационной политики), то у журналистов начинается просто агония: любой контроль со стороны государства у них беспричинно и в принципе ввиду недалекого образования убого ошибочно ассоциируется с ущемлением их прав.

Более того возникает еще один вопрос: а где были все эти сопли и вой, когда в интернете на сайтах террористических организаций появлялись данные с пропиской и членами семей наших бойцов добровольческих отрядов? Почему никто не задал себе вопрос о том, что, например, программа СХЕМЫ систематически нарушает право на неприкосновенность личной жизни, снимаю с беспилотников жилые помещения отдельных граждан, и потом бурно обсуждая это по телевизору. Также можно вспомнить беганину с камерами вокруг управления СБУ в г. Киеве, когда фактически за несколько дней работниками данного проекта были задокументирован почти весь личный состав данного специального правоохранительного органа. Где тогда были журналисты с криками и призывами, где тогда был Ян Томбинский и другие чинуши, разрывающиеся сейчас по поводу и без повода. Да и прокуратура что-то не особо рьяно расследовала факты нарушения законодательства про деятельность разведывательных органов со стороны телеканала Перший Національний, фактически транслирующего и распространяющего незаконную информацию.

С другой стороны, не совсем понятно вмешательство Яна Томбински в информационную политику Украину: кто дал право данному чиновнику или уполномочил его возлагать на Киев ответственность за те или иные факты? Кто дал ему право давать правовую квалификацию тех или иных деяний, основываясь на законодательстве ЕС. Это его личное мнение или официальная позиция ЕС? С другой стороны, в таком случае считаю необходимым официально обратиться к данному европейскому чиновнику для дачи пояснений, а также услышать его анализ деятельности информационных подразделений в рамках террористических организаций д/лнр. Более того, хочу напомнить, что в Украине действует украинское законодательство, а нормы международного права, не имплементированные в него, не имеют никакой правовой силы на территории и в киберпространстве нашей страны.

Быстрая реакция прокуратуры на публикацию является весьма интересной: вместо того, чтобы разобраться, кто из журналистов и куда стрелял, на каком основании были получены награды теми или иными журналистами, явились ли репортажи с мест ведения боевых действий пособничеством террористов для наведения ими оружия по позициям украинцев и т.д. прокуратура в присущей ей репрессивной манере вдруг начинает расследования.

Касательно юридической стороны вопроса.

Журналисты закидывают: нарушены их права в сфере защиты персональных данных. Неверно.

В соответствии со ст 6. Закона Украины «О защите персональных данных» допускается обработка данных о физическом лице, которые является конфиденциальной информацией, без его согласия, кроме случаев, определенных законом, и лишь в интересах национальной безопасности, экономического благосостояния и прав человека. В ст. 15 этого же Закона указано, что распространение персональных данных без согласия субъекта персональных данных или уполномоченного им лица разрешается в случаях, определенных законом и лишь (если это необходимо) в интересах национальной безопасности, экономического благосостояния и прав человека

А в соответствии со ст. 1 Закона Украины «Об основах национальной безопасности Украины» национальная безопасность — защищенность жизненно важных интересов человека и гражданина, общества и государства, при которой обеспечивается устойчивое развитие общества, своевременное выявление, профилактика и нейтрализация реальных и потенциальных угроз национальным интересам.

Таким образом, виртуальное и мифическое право на свободу слова, коим кичатся и к которому взывают журналисты, получившие аккредитацию в террористических организациях, является ничем иным как распространением и пропагандой терроризма. Тут я поддержу Портникова, который привел удачное сравнение: невозможно себе даже представить такую ситуацию, при которой израильский журналист аккредитуется при «министерстве информации» администрации ХАМАС в секторе Газа.

Также несколько технических уточнений:
1) большинство журналистов, аккредитованных в террористических организациях л/днр, не были аккредитованы в Украине. Этим можно объяснить такое рьяное вмешательство иностранного элемента, потому как по сути, если нет аккредитации в Украине, то эти люди автоматически становятся не журналистами — а пособниками террористов, а телеканал, направивший их туда — участником террористической деятельности, а за границей с такими субъектами правоотношений Минские соглашения подписывать никто не будет — многомиллионные штрафы и ликвидация юрлица;
2) очевиден и следующий пункт: определенная часть журналистов попали на территорию л/днр не с территории Украины, а с территории РФ, то есть прямо нарушили миграционное законодательство Украины, то есть фактически стали участниками незаконных вооруженных формирований, а также приняли участие в террористической деятельности л/днр путем пропаганды терроризмы;
3) журналисты, путая журналистскую этику и национальные интересы с выгодой и желанием лихо пиарнуться, излагали искаженно информацию о происходящих событиях

Ну и главная фишка, для тех, кто купил себе диплом в журфаке и спал на лекциях: информация, выложенная на сайте Миротворец, получена посредством взлома базы данных террористов в целях реализации политики национальной безопасности, а не посредством официальных запросов в соответствующие компетентные государственные органы. Потому данная информация, чисто с юридико-догматической позиции, не является персональными данными, ибо не отвечает исключительному перечню критериев, определенных в профильном законе.

Потому в целом отмечу, что деятельность журналистов в данном случае не отвечает национальным интересам, она создает реальные угрозы для территориальной целостности, а если брать букву закона, то создает реальную угрозу практически во всех сферах жизнедеятельности, а стало быть и всей системе национальной безопасности.

Публикация сведений о таких журналистах является направлением государственной политики национальной безопасности в информационной сфере с целью своевременного выявления, профилактики и нейтрализации реальных и потенциальных угроз национальным интересам.

Дальнейшая проверка этих журналистов на причастность к совершению преступлений подведет логичную линию и поставит жирную точку в обвинительных приговорах суда под теми, кто не понимает, где заканчивается грань между свободой слова, воспрепятствованием осуществлению журналистской деятельности и предательством, причинением вреда национальным интересам.

Коль скоро медиа именуют себя четвертой властью, то пусть научатся нести ответственность за свои поступки и деяния, причиняющие вред национальным интересам и наносящие ущерб национальной безопасности.
Перед законом все равны:
1) как те, про кого журналисты снимают свои изобличительные репортажи;
2) так и сами журналисты, которые, всуе заигравшись, фатально перепутали вкус и сладость гонорара с национальными информационными интересами.

Свобода — осознанная необходимость служения государству, гражданином которого ты являешься.

Владимир Липкан