На какие торговые уступки Украине пошел ЕС

3 011 переглядів

Невозможное возможно:

Спустя меньше года после старта действия зоны свободной торговли с Украиной Европейский Союз согласился на увеличение экспортных квот. Новость об этом в Киев лично привезла еврокомиссар по вопросам торговли Сесилия Мальмстрем.

Точнее, ЕС согласился на введение автономных преференций, действующих в течение трех лет.
Это означает, что в само Соглашение об ассоциации правки вносить не будут, а эти изменения фиксируются как односторонняя уступка со стороны ЕС.

Почему был выбран такой путь? В первую очередь, из-за застарелой боязни реакции со стороны России.

Напомним, что в прошлом году Украина, ЕС и РФ вели бесконечные трехсторонние переговоры, пытаясь доказать Москве, что режим свободной торговли Киева и Брюсселя вовсе не угрожает экономическим интересам России.

В ответ Кремль требовал переписать договор, что фактически означало необходимость вести переговоры с самого начала.

«Как мы можем согласиться на предложение Киева увеличить квоты, если это требует вносить изменения в Соглашение? Ведь тогда в Москве сразу же позвонят в Берлин и скажут: почему по инициативе Брюсселя правки в Соглашение вносить можно, а по нашей – нет?» — рассказывал год назад высокопоставленный источник в Еврокомиссии.

Как видим, даже по прошествии года, а главное – после провала трехсторонних переговоров, результатом чего стала приостановка РФ режима свободной торговли с Украиной, Евросоюз старается лишний раз не давать Москве поводов заявлять о «нарушении интересов российских производителей».

Впрочем, важнее сам результат – увеличение квот, чем формулировка, каким образом ЕС пошел на эту уступку.

Тем более, пересмотр по итогам всего лишь девяти месяцев действия режима свободной торговли – прецедент для ЕС. Обычно подобные пересмотры происходят после двух-трех лет действия ЗСТ.

Более того, у ЕС были все основания отказать Украине. В первую очередь, из-за наших нарушений условий Соглашения об ассоциации (например, о запрете экспорта древесины).

«Мы пошли навстречу в условиях, когда Украина нарушает свои обязательства», — заявили ЕвроПравде в кругах, близких к Еврокомиссии.

13261e8-625

Теперь, после того, как Еврокомиссия официально выступила с такими инициативами, их должны утвердить Европарламент и Совет ЕС. Впрочем, в самой комиссии считают, что это не создаст проблем и преференции вступят в силу в следующем году.

Впрочем, как уточняет советник министра агрополитики Владислава Рутицкая, внесение предложений Еврокомиссией вовсе не означает легкого прохождения в Европарламенте. «Чтобы работа почти двух лет не прошла даром, нам нужно серьезно подойти к лоббированию этого вопроса. Мы должны доказать евродепутатам необходимость этого шага, причем по каждой из позиций», — уточняет она.

На какие уступки пошел ЕС?

Действие автономных преференций предложено распространить как на продукты питания, так и на непродовольственные товары.

Для продуктов появление преференций означает увеличение квот на беспошлинный экспорт.

В частности, на 3 тысячи тонн увеличена квота на экспорт меда (нынешняя квота – 5 тыс. тонн) и на 500 тонн – на экспорт виноградного и яблочного соков (10 тыс. тонн). Это наиболее востребованные квоты, которые исчерпываются в первые дни (а иногда – в первые часы) действия новых квот.

Также на 5 тыс. тонн увеличена квота на экспорт томатов. Это одно из наибольших достижений украинских переговорщиков, ведь сейчас годовая квота на томаты составляет 10 тыс. тонн.

Также на 4 тыс. тонн увеличена квота на беспошлинный экспорт овса, на 7,8 тыс. тонн — круп и хлопьев.

Последнее – возможно, одно из самых больших достижений. Ведь такое увеличение квот стимулирует экспортировать в ЕС продукты с большей долей добавленной стоимости. А нулевые пошлины позволят украинским производителям конкурировать на этом рынке.

Увеличение квот на зерновые сравнительно невелико – всего 100 тыс. тонн в год. Впрочем, сейчас ЕС вынужденно обнуляет пошлины на зерно для всех производителей, а значит – в ближайшее время изменений по этой группе ожидать не стоит.

Источники в евроструктурах говорят еще об одной причине такого шага. «Всегда есть возможность экспортировать муку. На нее установлена нулевая ставка, а кроме того – это продукт с большей добавленной стоимостью», — говорит собеседник ЕвроПравды.

Куда больший объем квот установлен на кукурузу (650 тыс. тонн) и ячмень (350 тыс. тонн). По этим позициям, особенно по кукурузе, спрос в ЕС был очень высок. А значит, давление в вопросе увеличения квот было как со стороны Украины, так и со стороны европейских покупателей.

Новые преференции не распространяются лишь на две товарные группы, важные для украинского экспорта.

Первая — мясо птицы (курятина), где годовая квота составляет 26 тыс. тонн. Эта позиция всегда была болезненна для ЕС, а поэтому уступок Украине получить не удалось.

Здесь стоит напомнить скандальное заявление владельца компании «Наша Ряба» и агрохолдинга «Мироновский хлебопродукт» Юрия Косюка. В январе он заявил, что никакого открытия рынка ЕС не произошло, а «пропагандируемая сейчас зона свободной торговли – это обман Украины».

Как оказалось – подобная тактика не дала результатов. Не в последнюю очередь – вследствие концентрации украинского рынка курятины несколькими компаниями.

Для сравнения, соки – также достаточно болезненная для ЕС товарная группа, однако в этом случае поставки в Европу ведет множество компаний. А это давало возможность говорить об увеличении квот как о поддержке малого и среднего бизнеса.

Также преференций не получили украинские производители сахара (годовая квота – 20 тыс. тонн). «Увеличение квот на сахар было критично полтора-два года назад. Но за последний год они нарастили объемы экспорта как в третьи страны, так и на внутреннем рынке — за счет военных контрактов. Так что сейчас европейский рынок не является таким уж безальтернативным», — поясняет директор консалтинговой компании «ААА» Сергей Наливка.

В группе преференций для непродовольственных товаров квоты заменены нулевыми ставками.

Так, в течение ближайших трех лет нулевые ставки предлагается установить на химические удобрения (в этом случае выгодополучателем будет венский беглец Дмитрий Фирташ), а также на изделия из алюминия, медные прутки и проволоку, мужскую и женскую обувь.

Еще одна позиция, по которой произойдет обнуление ставок — телевизоры, тюнеры и видеокамеры, — откровенно удивляет. Ведь до сих пор Украина практически не экспортировала такую технику в ЕС.

Впрочем, маловероятно, чтобы Украина включала этот пункт в список позиций для пересмотра, не имея на то веских причин. Скорее всего, это стало ответом на соответствующую заявку от бизнеса – отечественного или иностранного. В любом случае, это означает, что такой экспорт может вскоре пойти в ЕС.

Каков будет глобальный эффект автономных преференций ЕС?

Пока оценить его достаточно сложно, ведь возможности украинского экспорта не ограничиваются объемами квот. По большинству позиций объемы экспорта превышают объем квот.

В то же время квоты увеличат прибыль украинского бизнеса, позволят им лучше конкурировать на рынках ЕС.

А кроме того, преференции были предоставлены по тем позициям, где есть реальный интерес со стороны европейских покупателей. А это означает, что Украина постепенно интегрируется в европейскую торговую систему.

А значит, новые «преференции» вполне вероятны. Нужно лишь постоянно показывать, что украинские товары действительно пользуются спросом в Европе.

Первое доказательство этому – нынешнее решение Еврокомиссии.

Статья подготовлена «Европейской правдой» в рамках информационной кампании Stronger Together!