Who is who- свой среди чужих или чужой среди своих -о тех кто не люстрирован в системе МВД

925 переглядів

Система, из порочного круга которой мы не можем вырваться, усиленно себя защищает, придумывая всевозможные уловки. В том числе и в виде званий- «участник АТО».  Почему так остро стоит вопрос смены генерального прокурора и почему мы топчемся на месте, а в последнее время и сдали назад-  в период правления Януковича и возврата к власти членов партии регионов?

Итак, рассмотрим только два случая из событий последних двух лет. Выборочное применение закона и отсутствие как такового законодательного права, где любой «законник» трактует закон на свое усмотрение. Странная и не понятная позиция прокуратуры не то что удивляет, она заставляет задуматься над тем, что по факту главные Кремлевские агенты находятся именно в этой структуре.

Например, как можно объяснить то, что в Мариупольском гарнизоне военной прокуратуры один из военных прокуроров объяснил факт хождения на референдум 11 мая 2014 года офицерами в/ч 3057 Национальной гвардии Украины просто выражением их мыслей? Прокурор считает, что они, поддержав плебисцит, просто поставили галочку в поле «НЕТ». А факт того, что украинский военнообязанный, дававший клятву служения Родине, вообще не может себе позволить посещать действа, направленные на изменения статуса территории, или присоединения территории к другой, как-то прокурора не заинтересовал. И даже после вполне обоснованных негодований патриотов и общественности по поводу таких действий украинских офицеров, прокурор решил, что офицеры, сходившие на референдум, не совершили ничего противозаконного.

Однако даже не очень сведущему в законодательстве человеку и просто гражданину Украины, подобное трактование от прокурора, — кажется странным и наталкивает на мысль, что общество столкнулось с фактами саботажа в военной прокуратуре.

Итак, в Конституции Украины предусмотрен законный путь изменения территории государства (статьи 72,73), а именно всеукраинский референдум (который проводится по народной инициативе не менее 3 миллионов граждан, при условии, что подписи собраны не менее, чем в 2/3 областей и не менее чем по 100 000 в каждой области).  Но референдум 11 мая 2014 года проводился только в Донецкой им Луганской области, что уже являлось нарушением украинского законодательства и Конституции.

Любые действия, направленные на изменение территории Украины, ее государственного устройства в ином порядке, чем это предусмотрено Конституцией, содержат признаки преступления, предусмотренного статьей 110 Уголовного кодекса Украины (Посягательство на территориальную целостность и неприкосновенность Украины) — наказываются лишением свободы до 5 лет. Такая же ответственность наступает и за публичные призывы или распространение материалов с призывами к таким действиям. Если же эти действия совершаются группой лиц по предварительному сговору — до 10 лет. Если же при этом происходят события, связанные с гибелью людей или иными тяжкими последствиями, — от 15 лет до пожизненного лишения свободы.

Так как нам рассматривать действия вышеуказанных офицеров?  Являлись ли они групповыми и повлекли ли за собой гибель людей и собственно к возникновению военного конфликта на Донбассе? И таких офицеров НГУ, а также милиционеров, посетивших референдум, было немало в Донецкой и Луганской области. Но, сейчас мы видим, что правосудие в Украине оказалось однобоким и избирательным.

Теперь второй вопрос: а имели ли право военнообязанные приходить на этот референдум, который был явно незаконным? Ведь, военнообязанный находился на государственной службе особого характера, связанной с обороной Украины, ее независимости и территориальной целостности. Итак, военнообязанный призван защищать территориальную целостность, а военнообязанный Национальной гвардии еще и обязан принимать меры, направленные на предотвращение, выявление криминальных (административных) правонарушений. Фактически офицеры Национальной гвардии должны были предотвратить проведение незаконного референдума, а не участвовать в нем. Но, как указывалось выше, в военной прокуратуре считают иначе.

И вот теперь общество должно понимать, почему военный прокурор не усмотрел преступления там, где оно было совершено. Как стало известно из достоверных источников, в СБУ Донецкой области пришло разъяснение из Генеральной прокуратуры Украины по поводу посещения офицерами и военнослужащими референдума 11 мая 2014 года. В разъяснении пояснялось: считать действия офицеров, сходивших на референдум, чем поддержавших идею нарушения целостности Украины, но при этом дававших присягу защищать Украину от плебисцита, просто выражением их личного мнения, или посчитать их участниками вроде как социального опроса. Так же пояснялось: раз референдум был незаконным, значит и участие в нем не предполагает наказания и что противоправных действий со стороны участников плебисцита не было.

Это не брешь в законодательстве. Это – его прямое саботирование, как и Конституции Украины. За два последних года наши законодатели не изменили и не привели УК к реалиям сегодняшнего дня. Наша страна разваливается на куски, но ответственность за это не несет никто и при этом, те кто хотел развалить нашу страну продолжают служить Украине.

Когда мы научимся реально себя защищать? Когда будут очищены ряды прокуроров и военных от пятой колоны? Неужели это невозможно осуществить? Или состояние с офицерским составом таково, что если привлечь к ответственности всех, кто посещал незаконный референдум, то тогда некому будет служить в нашей армии, НГУ, милиции и пограничной службе?

Теперь о втором случае связанным с теми же офицерами в Национальной гвардии.  Именно две части стояли на Майдане из Донецкой области — 3023 и 3057, которые сейчас находятся в зоне АТО и имеют там дислокацию, а также получили удостоверение УБД. В реальности те офицеры, которые по сути применяли силу к людям, стоящим на Майдане, сейчас командуют добровольцами и по сути многими майдановцами. Они до сих пор не приемлют ценности Майдана. И по ряду объективных причин преследуют добровольцев и майдановцев. Может поэтому мы и сдали нашу территорию? И это была не деморализация после событий Майдана, а простой саботаж и служение пятой колонне?

О чем можно говорить, когда разговоры в курилке офицеров командного состава с бойцами- добровольцами доходят почти до рукоприкладства, именно потому, что офицеры позволяют себе одобрительные высказывание в адрес российских войск, а также о том, что нам нужно отдать Донецкую и Луганскую область России, потому что мы слабее и силы у нас не равны.  И это не сказки или собранные недоказуемые факты. Это — наша действительность.

И напрашивается горький вывод: кому-то выгодно сохранять такое положение дел, как и выгодно саботажное поведение генеральной прокуратуры.

На сегодняшний день нет ни одного раскрытого дела по убийствам на Майдане. Ни одного раскрытого дела по преступлениям против государства прошлой властью.  Ни одного изменения в законодательство и инициативы со стороны прокуратуры, для возможности привлечения к ответственности ни тех, кто обворовал украинский народ, ни тех, кто привел к нам войну.

А то, что у нас до сих пор не принят во втором чтении закон о признании ЛНР и ДНР террористическими организациями говорит о том, что у нас фактически нет никакой власти: ни законодательной, ни исполнительной, ни судебной. Состояние паралича с признаками саботажа — вот диагноз нашего государства. И разве это не на руку Кремлю? Хочется верить, что закон и справедливость восторжествует. Но сколько нам еще ждать и терпеть, кто может ответить на этот вопрос?